Наверно большинство рыболовов первые шаги в спиннинге начинали именно с ловли на колеблющиеся блёсны, так как они кажутся самыми простыми в освоении спиннинговыми приманками. Но, как это всегда бывает, по мере приобретения опыта ловли со спиннингом выяснялось, что в проводке металлической приманки тоже есть море своих тонкостей, причем крайне важных и прямым образом сильно влияющих на результативность рыбалки. Но всё это приходило со временем, основное же, что нас в основном подкупало в первое время в этих блёснах - это их относительная простота и доступность по цене, при этом они еще и отлично ловили щуку.

Дедовские уловистые блёсны: колебалки которые ловят

Фото 1

Речь сегодня пойдет о старых добрых колеблющихся блёснах, давно ставших классикой спиннинговой ловли. Одно из первых упоминаний о них появилось в 1849 г. в книге «Brown's American Angler's Guide» (фото 1, на фото 2 – современная реконструкция той блесны работы Джима Миллера (Jim Miller).

Дедовские уловистые блёсны: колебалки которые ловят

Фото 2а

Дедовские уловистые блёсны: колебалки которые ловят

Фото 2б

Но запатентовал первым такую приманку в 1852 г. Джулио Т. Бьюэл (Julio T. Buel) из американского штата Вермонт (фото 3). Утверждают, что он просто отпилил от столовой ложки ручку, а в черпалке на противоположных концах просверлил по дырочке – одну для крючка, другую - для привязывания лески (примерно, как на фото 4).

Дедовские уловистые блёсны: колебалки которые ловят

Фото 3

Бьюэл оказался не только хорошим изобретателем и мастером, но и прекрасным промоутером - он так ловко разрекламировал свою новую приманку для басса и щуки, что спустя несколько лет множество рыболовов по всей стране вовсю ловили на такие вот колеблющиеся блёсны адаптируя их, по ходу дела, для своих конкретных целей и задач. Результатом стала настоящая экспансия колеблющихся блесен, их стали производить в разных регионах, изготавливая разных форм, размеров, расцветок, масс и оснащая самыми разными крючками. Так что эти приманки имеют славную историю.

Дедовские уловистые блёсны: колебалки которые ловят

Фото 4

Я не хочу долго и нудно заниматься сухим пересказом теоретических выкладок по ловле на эти приманки, а лучше расскажу о своей любимой колеблющийся блесне, одновременно вплетая в нить разговора общие элементы теории - так будет и интереснее для опытного читателя, и понятнее для новичков.

Я тоже в своё время начинал с колеблющихся блёсен - в этом году исполнилось тридцать семь лет, как я ловлю только спиннингом, и первую свою килограммовую щуку поймал именно на колебалку.

Это были золотые советские времена: рыбаков мало, сумасшедшего теперешнего рыболовного прессинга на водоемы нет, берега не «приватизированы» богачами-феодалами, нерестилища не замыты. Дикарей-электроудочников, превращающих целые водоемы в мертвую пустыню, еще не расплодилось бесчисленное множество, как и «подвохов», выбивающих подчистую зимовальные ямы и малые реки. Короче, рай для любителя спиннинговой ловли.

Зато в те времена ассортимент магазинов и близко не стоял с теперешним изобилием приманок - ни тебе всевозможного «силикона», ни бесчисленной армии воблеров и прочих свимбейтов и спиннербейтов с базз-бейтами.

Блесна Удача

Фото 5

Выбирать приходилось между колеблющимися и вращающимися блёснами, и если первые продавались хорошего качества - сразу бери и лови, то вторые нуждались в доработке и частичной переделке. Например, весили «вертушки» так мало, что забросить приманку с помощью инерционной катушки на сколь-нибудь приличное расстояние оказывалось практически невозможным делом, так что приходилось их дополнительно утяжелять.

К тому же лепестки их штамповались из чересчур толстого металла - и из-за этого нестабильно или с недостаточной скоростью вращались, встречалось также залипание лепестка на малых скоростях проводки. Однако наши народные умельцы, как всегда, находили выход из положения - и штамповали самодельные лепестки любой формы и толщины – киевский рыболовный рынок «Бухара» в плане кустарных блесен по праву считался настоящим Эльдорадо для спиннингиста, желающего приобрести качественные приманки.

К чему я, собственно, завёл речь о «вертушках»? Чтобы показать, что это более капризные в плане изготовления и сборки приманки, а колеблющиеся блёсны - значительно проще: изготовил пуансон и матрицу, запасся металлом подходящей толщины - и дело в шляпе, штампуй приманки на здоровье. С готовой колебалки снял заусенцы напильником, просверлил на обоих концах отверстия, раззенковал их, оснастил подходящими по размеру заводными кольцами, подобрал тройник - и вперед, лови себе на радость.

Блесна Норич тяжелый

Фото 6

Так что энтузиасты-любители спиннинговой ловли часто не только шли нос в нос, но и перегоняли отечественную промышленность по качеству и количеству моделей изготавливаемых ими колеблющихся блесен, причем на «Бухаре» удавалось встретить настоящие шедевры блёсно-строения. Это и модели из серебра и мельхиора, с насечкой в виде рыбьей чешуи и глазок и без оных, и луженые блёсны, дающие в воде наиболее естественный отблеск, и биметаллические колеблющиеся блёсны, где одна половинка изготовлена, скажем, из меди, а другая – стальная.

Стоили такие блёсна недёшево, но, тем не менее, раскупались весьма хорошо, т.к. и работали отлично, и глаз радовали - примерно, как сегодняшние воблеры: и ловят, и душу греют своим видом. Я почти всегда покупал на «Бухаре» блёсны у одного и того же пенсионера почтенного возраста, он продавал только изделия из мельхиора - и вертушки, и колеблющиеся блёсны.

На одну модель его вертушек я в своё время переловил столько щук, что просто не верится - она действительно работала как часики, сильно не нагружала снасть, лепесток заводился, включаясь в работу, с первых же сантиметров проводки, и, что главное, отменно ловила рыбу. Но раньше, чем с вертушками, я познакомился с его колеблющимися блёснами - вернее, всего с одной моделью, но и её одной мне с головой хватило, чтобы понять, что старик являлся опытным рыбаком и настоящим мастером своего дела, и все приманки у него были, как сейчас модно говорить, авторские.

Блесна Атом-2

Фото 7

Припоминаю одну осеннюю рыбалку, особенно показательную в этом плане: при собачьем холоде и ураганном ветре, перебрав перед этим содержимое практически всей коробки с «железом» и не поймав ничего, я решил поставить дедову колебалку - и за несколько часов и поймал на неё около десятка щук, две или три из которых потянули на 3 – 4 кг, не меньше. Ой не зря он свои блёсны продавал по десять советских рублей, тогда как основная масса рыночных колеблющихся блёсен стоила от полутора до трех, максимум - пяти рублей.

И свою первую в жизни приличную щуку я поймал на самодельную тяжеленую, граммов на тридцать пять, биметаллическую колеблющуюся блесну медно-стальную, две половинки которой были спрессованы между собой - я до сих пор помню то чувство эйфории и безграничного счастья от тогдашней поимки пятнистого трофея.

Блесна Норвега

Фото 8

Так что нет ничего удивительного, что в первые годы я оживлял свой спиннинговый арсенал именно колеблющимися блёснами, а поскольку семнадцатилетний пацан из простой советской семьи не имел больших карманных денег, то пополнение шло посредством магазинных блесен - они были гораздо дешевле кустарных шедевров.

На то время самые рабочие колебалки штамповали киевский завод «Сокол» и ленинградские «Балтика» и «Военохот». Молодому поколению эти имена, конечно, ничего не скажут, но у старой рыболовной гвардии с блёснами перечисленных заводов связаны самые приятные воспоминания – «Королевская» малая и большая (она же «Удача» - фото 5), «Норич тяжелый» (фото 6), «Атом-2» (фото 7), «Норвега» (фото 8), «Шторлек» (фото 9).

Блесна Шторлек

Фото 9

Снасти в те времена были самые немудреные и недорогие: подавляющее большинство спиннингистов ловило на двухчастный дюралюминиевый «Ленинградский» спиннинг за девять рублей тридцать копеек и инерционную катушку «Невская» стоимостью три рубля девяносто копеек, на катушку наматывалась лесочка «Клинская» диаметром в полмиллиметра как минимум (фото 10).

Алюминиевый спиннинг с Невской катушкой

Фото 10

Понятно, что такой снастью приманку легче семнадцати - восемнадцати граммов забросить крайне сложно, поэтому в основном и колеблющиеся блёсны, и вертушки изготавливались весом от двадцати граммов, самый же рабочий диапазон приманок находился в пределах от двадцати до тридцати пяти граммов - такие блёсна «Нева» кидала уже хорошо.

Это уже потом, с накоплением опыта, приходило понимание, что снасть слишком мощная и грубая, и начиналась её модернизация: покупались более длинные одночастные спиннинги из титана, тоже самодельные, на них ставились пропускные кольца увеличенного диаметра, диаметр используемой лески уменьшался до «опасных» 0,35 мм, на катушку ставились подшипники, делающие вращение барабана легким.

Все эти доработки преследовали только одну цель: иметь возможность без проблем забрасывать легкие, граммов по 10 - 15, блёсны. С колебалками – намного проще, а вот вертушки ко всему прочему еще и сильно парусили в полете, кувыркаясь при этом в воздухе, что очень снижало дальность и точность заброса.

Да, начинал я свою спиннинговую карьеру с колеблющихся блёсен, но, что интересно, мне с самого начала не понравились тяжелые блёсны: они хоть и хорошо, без проблем, летели на значительные расстояния, но требовали чересчур быстрой проводки и со слишком большой скоростью тонули. А поскольку я ловил, в основном, на относительном мелководье с глубинами от метра до двух с половиной, то, понятное дело, 30-граммовые колеблющиеся блёсны абсолютно не подходили под эти условия - значит, нужно было искать рабочие приманки подходящей массы.

Так и появилась у меня в коробке моделька, на которую я отловил впоследствии как минимум два десятка лет - это знаменитый в то время «Шторлек» (он же «Шторлинг» - фото 11) - в магазинах он продавался под этими двумя названиями.

Блесна Шторлинг

Фото 11

Под мои условия модель подошла просто идеально, к тому же обладала одним очень хорошим качеством, которое упрощало работу с ней: сейчас бы про это сказали «абсолютно неприхотлива к качеству проводки», и это абсолютная правда. Дело в том, что колеблющиеся блёсны, несмотря на кажущуюся внешнюю простоту, не так уж и непритязательны в обращении, как это может показаться на первый взгляд - в большинстве случаев здесь не проходит простое «бросай - тяни».

Каждая модель лучше всего работает и ловит на определенной скорости проводки: при уменьшении же этой скорости начинает терять «игру», а при увеличении - срывается в штопор, и в обоих случаях приманка перестает интересовать хищника. Причем подобрать эту самую подходящую скорость не всегда получалось легко и просто: с одними моделями всё проходило гладко, и почти сразу между колебалкой и рыболовом устанавливалось полное взаимопонимание, с другими же приходилось порядком помучиться, и не всегда это приносило результат.

Например, в своё время я так и не наладил хороших отношений с известной моделью «Норич тяжелый», хотя, например, у моего отца это была одна из любимейших колебалок, и он её чуть ли не боготворил. А со «Шторлеком» всё срослось как-то сразу: колебалка великолепно работала и на средней скорости проводки, и на очень быстрой (как мы её называли - сверхзвуковой), не срываясь при этом в штопор.

Высокоскоростная проводка была необходима мне на малых глубинах, на которых я в основном и ловил в то время: например, на полутора метрах иначе такую приманку с отрицательной плавучестью и не проведешь, но мы-то ловили, и ловили очень хорошо.

Со временем манипуляции со снастью доходили до полного автоматизма, и выглядела проводка 25 – 30-граммовой колебалки на мелководье приблизительно так. Выполнялся заброс, а перед приводнением колебалки вращающийся барабан катушки притормаживался большим пальцем почти до полной остановки - с тем, чтобы леска натянулась и колебалка не ушла по инерции глубоко в воду, а упала на неё плашмя. При этом колебалка находилась еще в завершающей фазе полета, а спиннинг уже перекладывался в левую руку, чтобы моментально начать подмотку, не давая приманке утонуть и провести её в верхних слоях воды.

Колебалка приводнялась - и тут же рыболов начинал скоростную подмотку, держа спиннинг вертикально и высоко подняв его - я до такой степени приловчился к ловле на мели и выработал такой автоматизм во всех действиях, что ловил впоследствии 15-граммовыми колебалками чуть ли не на полуметровой глубине.

Андрей Швец

Поделитесь с другими, если Вам понравилось